Юрий александрович розум отец александр григорьевич розум

Юрий александрович розум отец александр григорьевич розум

Мы беседуем с ним накануне юбилейного вечера, который пройдет 29 мая 2019 года в Концертном зале «Зарядье». В этом году у него тройной юбилей – 65 лет, 45 лет очень непростой творческой деятельности и 15 лет благотворительному фонду, который он создал для поддержки молодых талантливых музыкантов.

«Я не был диссидентом, но и не скрывал своих убеждений»

Александр Мельников, АиФ.ru: Юрий Александрович, вам на роду было написано стать музыкантом. Ваш отецзнаменитый баритон, мама – известнейший дирижер, оба онинародные артисты. Перед вами были открыты все двери в музыкальном мире.

Юрий Розум: Я действительно рос в очень музыкальной семье. И с пяти с половиной лет, когда у меня открыли абсолютный слух, стал заниматься фортепиано. Но до 8 класса ЦМШ – Центральной музыкальной школы при консерватории, я практически не занимался, был жутким лентяем, и садился за рояль только за 1-2 дня перед экзаменом. Плелся в хвосте.

В 9 классе меня перевели в консерваторский класс к профессору Е.В. Малинину, чтобы он взял меня в ежовые рукавицы. В результате, забыл про двор, друзей, ушел с головой в музыку. У Евгения Васильевича я почувствовал радость владения инструментом. Многочасовые занятия были для меня кайфом. И за 3 года я нагнал и перегнал всех сверстников. В консерватории считался лучшим, и меня послали на престижный конкурс в Брюссель. Прошел отбор первым номером, на меня были все надежды. Победа в Брюсселе давала три года гастролей по лучшим залам мира. По сути, это уже состоявшаяся музыкальная карьера. И вдруг, меня внезапно сняли с конкурса, не выдали иностранный паспорт.

— Почему так случилось?

— Из-за моих религиозных и политических убеждений. Я уже тогда был воцерковленным человеком, и почти все выходные ездил на исповедь в Троице-Сергиеву лавру. Читал политическую литературу, запрещенных писателей, русских философов – Соловьева, Бердяева, Булгакова. Я не был диссидентом, но и не скрывал своих убеждений, активно их высказывал. Конечно, были анонимки. Это и послужило причиной того, что меня не выпустили в Брюссель на конкурс. Даже мощного влияние моих родителей, очень уважаемых людей, с абсолютно коммунистической ориентацией, не хватило, чтобы перешибить машину КГБ. На долгие годы на мне было поставлено клеймо «невыездной». Они боялись, что я не вернусь оттуда.

«По сути, я оставался невыездным, меня выпускали только на конкурсы»

— И что было дальше?

— Из-за этого для меня даже была закрыта аспирантура. Пошел в армию, и она меня спасла. Во-первых, здесь мне дали хорошую характеристику и заручились перед КГБ в моей благонадежности. Армия поручилась за меня – что я вернусь. И во-вторых, мне дали рекомендацию на конкурс в Мадриде, без которой нельзя было участвовать в таких международных соревнованиях. Обычно это делала консерватория для своих студентов. Но после инцидента с Брюсселем, здесь не хотели за меня ручаться. А армия – поручилась. Ситуация получилась парадоксальная, вроде бы для меня, выросшего в музыкальной среде, любившего искренне музыку, консерватория, где я был свой, и где меня знали как облупленного, должна была бы дать рекомендацию. А армия, совершенно другой мир для меня, но рекомендацию мне дали именно здесь. В 1979 г поехал в Мадрид, стал лауреатом, хотя играл паршиво, это было сразу после полутора лет службы, где я почти не занимался.

Потом в 1980-м стал лауреатом конкурса в Барселоне, а в 1984-м – в Монреале. Но, по сути, я оставался невыездным, меня выпускали только на конкурсы. После победы на них мне предлагали десятки контрактов, но все импресарио получали ответы следующего типа: Юрий Розум занят, или Юрий Розум болен или, что он сейчас не хочет гастролировать.

«Лучший пианист на худших роялях»

— А чем вы были заняты в это время?

— Я играл концерты в полях, санаториях, профилакториях – в качестве солиста областной филармонии. Все это были так называемые второстепенные концертные точки. Приходилось играть на инструментах с разбитыми клавишами. Мне тогда в шутку придумали титул «Лучший пианист на худших роялях». Но с другой стороны, в филармонии меня ценили, и в 33 года я стал самым молодым заслуженным артистом. — Когда же ситуация изменилась?

Читайте также:  Банан польза и вред для организма

— В 1990-е, когда открылись границы. Меня стали приглашать в Европу, Австралию. В США было много предложений. Но не в России. Тогда я и начал вкалывать, заниматься серьезно, надо было возрождаться – возвращать себя в профессию.

— Что значит возвращаться, качество вашей игры за эти годы так сильно пострадало?

— Конечно. Пианисту важна живая публика, он же не может положить свое творчество в стол, как композитор или писатель. Тогда был момент упадка, психологически было тяжело, я чувствовал, что начинаю терять профессию, над которой так долго бился. Ведь я её постигал 19 лет – 11 лет в ЦМШ, 5 лет в консерватории и 3 года в аспирантуре.

— Вы сильно жалеете об этих годах, когда не могли себя полностью реализовать? Вы же тогда потеряли более 10 лет.

— Неисповедимы пути Господни. Бог не посылает непосильных испытаний. И тогда, когда надо было мириться со своей невостребованностью, я очень пристально изучал жизнь, и никогда больше не получил бы такого опыта, если бы сразу стал выступать в лучших залах мира с сольными концертами. Тогда было очень много переживаний, много непонимания, порой наплевательского отношения. Через все это надо было пройти. Но теперь, когда я выхожу на сцену, мне есть о чем играть. В музыке надо воплощать свой жизненный и эмоциональный опыт. Иначе будет просто извлечение звуков. Нужно, чтобы в музыке душа говорила. И те переживания, через которые я проходил, а это были и надежды, и потуги, и огорчения, и любовь, и разочарования, были очень интенсивными. Неинтенсивной была только концертная жизнь.

«Полно нелюбимой музыки»

— А почему вы не остались за границей, вы же могли, были там более востребованным?

— Я мог там остаться с самого начала, как стал выезжать на первые конкурсы в Испанию и Канаду. И даже тогда, когда для профессионального роста было лучше остаться в Барселоне или Монреале, даже тогда я не мог помыслить остаться без связи с Россией, с родителями. Ведь в те годы это означало порвать все связи с родиной, с близкими. Я как человек, глубоко принадлежащий своей стране и своей вере, не мог это представить. А когда появилась свобода передвижения, эмиграция не имела никакого смысла. Я мог себе позволить жить за рубежом. И я не скрываю, что имею вид на жительство в Германии. Кстати, из-за этого даже случился казус. Я выступал в Ярославле, и на афише написали: «Юрий Розум, Германия». Я из-за этого такой скандал устроил.

Я всегда оставался русским человеком. Рахманинова спросили за рубежом, почему он не пишет новой музыки за границей, а только выступает как пианист. Он начал рассказывать, что нет времени, что концертный график очень плотный. А потом помолчал, и сказал, что, уехав из России, потерял себя как художника, потерял свои корни, и ему ничего не остается, кроме выступлений. Сейчас смысла уезжать нет. Сколько уехавших возвращается, и среди них достойнейшие музыканты. У нас же свобода. И можно поехать куда угодно на гастроли. Это же не как в советские годы.

— Есть музыка, которую вы не любите, и никогда не будете исполнять?

— Полно нелюбимой музыки. Но имена композиторов наверно называть не стоит. Моя сфера – это все-таки романтика, музыка примерно до середины ХХ века. Все заканчивается Рахманиновым. Приглашаю читателей на юбилейный вечер, именно таких композиторов я там и буду исполнять. Если говорить о музыке второй половины ХХ века, то это уже не моя тема. Хотя в это время тоже создавались великие музыкальные шедевры, и некоторые из них мне очень нравятся.

Содержание

Биография [ править | править код ]

Юрий Розум родился в Москве 22 февраля 1954 года в семье баритона Александра Григорьевича Розума и дирижёра-хормейстера Академического хора русской песни радио и телевидения России Галины Дмитриевны Рождественской.

Первым учителем музыки была педагог Анна Даниловна Артоболевская. Учителями в Московской Государственной консерватории им. Чайковского были профессора Е. В. Малинин и Л. Н. Наумов.

Лауреат международных конкурсов: имени королевы Софии в Мадриде (1979), имени Марии Канальс в Барселоне (1980), в Монреале (1984). Гастролировал в странах Европы, в США, Аргентине. Записал около двадцати компакт-дисков.

В 2005 году его имя присвоено Загорянской школе искусств. В том же году основан Международный благотворительный фонд Юрия Розума, который помогает музыкально одарённым детям.

В 2013 г. в Республике Мальта была открыта музыкальная школа на базе Русской школы-пансиона, получившая имя Юрия Розума [ источник не указан 2103 дня ] .

Основатель Международного фестиваля искусств «Звездный», который, по традиции, проводится в апреле в Звездном городке и Щелково Московской области.

Общественная позиция [ править | править код ]

11 марта 2014 года на сайте Министерства культуры РФ появилось обращение деятелей культуры Российской Федерации в поддержку политики президента РФ В. В. Путина на Украине и в Крыму, под которым стояла подпись Розума [1] . Сам Розум в комментарии в Фейсбуке заявил: «Первый раз вижу это письмо. Меня никто и не спрашивал о моём согласии» [2] , — а затем в интервью агентству ИТАР-ТАСС подтвердил свою подпись, заявив: «В моих жилах течет украинская кровь, я люблю Крым и не хочу, чтобы он был придатком к США, к НАТО» [3] .

Народный артист России, один из самых востребованных пианистов мира Юрий Розум выходит на сцену более 300 раз в год, гастролирует по всему свету и занимается своим Международным благотворительным фондом. В последние годы именно фонду Розум уделяет большое внимание — благотворительные концерты в удаленных уголках России, мастер-классы, многочисленные конкурсы и фестивали в поддержку талантливых музыкантов.

Читайте на Еве

Юрий Розум делает музыку понятной для всех, находя ключ к сердцу аудитории самого разного возраста. Поклонниц артиста восхищает не только выдающийся талант Розума, но и его мужское обаяние. Его часто можно встретить в окружении красивых женщин, но ни одна так и не смогла завоевать сердце маэстро. Юрий Розум рассказал лишь о трех женщинах в его жизни, любовь к которым оказалась сильнее любви к музыке.

Галина Рождественская

Мама была известнейшим дирижером, народной артисткой РФ. Она была сильной личностью и достаточно строгой, но даже на строгость у нее оставалось очень мало времени. Много лет мама преподавала в Академии им. Гнесиных, вырастив сотню талантливых музыкантов, и была главным хормейстером Академического хора русской песни Радио и Телевидения России. Маме нужно было держать под контролем 50 человек в хоре, а хористы тогда, да и сейчас, были не самым простым народом. Через ее школу прошли Людмила Зыкина, Любовь Кузьмичева, Алла Лаптева и многие-многие народные и заслуженные артисты страны, включая, к слову, отца. Мама была человеком, которого любили все, кто с ней соприкасался. У неё был совершенно уникальный, незабываемый цвет глаз — васильковый, и этими глазами она буквально примагничивала к себе людей… Из-за маминой сильной занятости мы, к сожалению, были недостаточно близки. В детстве я был своенравным и сложным ребенком, шел своим путем – читал запрещенную литературу, увлекался йогой и философией, посещал православную церковь. Я делал все, что ей было непонятно. В итоге, как говорят, «мама была права» – от жизни я получал много тумаков. Но вот за что я очень благодарен своим родителям, так это за знакомство с легендарной Анной Даниловной Артоболевской – преподавателем школы и консерватории Чайковского. Невероятная личность и талантливый педагог. На ее занятиях музыка никогда не была школьной задачей или сухой тренировкой техники. Уроки казались сказкой, не имеющей конца. Именно Анна Даниловна привила мне любовь к музыке, потому что до знакомства с ней у меня были совершенно другие планы на жизнь – я хотел писать романы.

После смерти папы, знаменитого баритона, народного артиста России Александра Розума, мама стала для меня самым близким и понимающим другом. Она научила меня не сдаваться, не опускать руки. За два года до того, как не стало мамы, я пригласил ее в большую поездку по своим любимым местам в Европе. Мы взяли машину, и я возил ее по Франции, Италии, Германии. На тот момент мама уже болела, но как ей было интересно и радостно! При том, что мама была культовым хормейстером, она не так много видела, потому как концерты проводились, в основном, на родине. Мне очень хотелось, чтобы она увидела мир и его многообразие, хотелось видеть и знать, что она счастлива.

Светлана Рождественская

Когда на свет появилась Света, моя жизнь сильно поменялась. Мне тогда было 13, и я вплотную решил заняться ее воспитанием. Было острое желание передать младшей сестре весь тот опыт, который я копил до ее появления. Я старался привить ей любовь к прекрасному и передать свои первые открытия в тайнах мироздания. Света хотела стать актрисой, как большинство пятнадцатилетних девочек, но с первого раза поступить в театральный не получилось, хотя природа наградила сестру всевозможными талантами. В итоге она окончила Гнесинский институт, но музыкой заниматься отказалась, решив, что одного сумасшедшего пианиста в семье достаточно. Тем не менее, любовь к искусству у сестры не остыла – 15 лет назад мы вместе встали к истокам моего фонда, Международного благотворительного фонда Юрия Розума, Света — в качестве вице-президента. Последние три года сестра все своё время отдаёт нашему общему делу — самозабвенно занимается режиссурой моих фестивалей и концертов, привнесла новый виток в работу фонда и сейчас является моим близким товарищем и главным помощником. Было время, когда мы не общались длительными периодами, ссорились из-за ерунды, ведь Света выросла во многом на меня похожей. Со временем, конечно, пришло осознание, что ближе сестры в моей жизни нет никого, разве только моя дочь Александра.

Александра Розум

Когда дочке исполнилось 7 лет, и она перешла во 2 класс, я, можно сказать, стал отцом-одиночкой. Мы с женой тогда уже жили раздельно. Саша переехала ко мне на Тверскую, поскольку ходила в гимназию около моего дома, а к маме ездила по выходным. В какой-то момент школа и воспитание ребенка легли на мои плечи. Несмотря на плотный график, я каждый день был на связи с няней, которая занималась ее домашним воспитанием. Все каникулы мы проводили с Сашей вместе. Я брал дочку с собой на отдых, гастроли, вместе мы объездили весь мир – от далеких уголков России до Багамских островов. У Саши было очень насыщенное детство, возможно даже слишком. Иногда я замечал, как она закрывалась и переставала что-либо воспринимать. Но долгие странствия прошли не впустую – Саша выросла очень глубоким человеком. Ей сейчас 23 и, возможно, она себя ещё не нашла. Саша не пошла по моему пути — музыкой, как и я когда-то, заниматься отказалась. У нее великолепные писательские навыки. Для нашей семьи вообще характерен эпистолярный дар. Возможно, она унаследовала мою любовь к литераторству.

Я всегда старался уделять дочке больше внимания, потому что сам был сыном очень известных и очень занятых родителей. Мы с Сашей очень близки, но мне не хватает ее присутствия в моей жизни. Фонд и концерты занимают большую часть времени, и я очень сильно ощущаю нехватку нашего общения. Думаю, что Саша тоже это чувствует. Я прекрасно понимаю, что происходит с людьми, когда они теряют возможность говорить о важном с близкими. Я бы многое отдал, чтобы провести еще немного времени со своими родителями. Сейчас мне бы хотелось найти ту настоящую мужскую жизненную гармонию, в которой оставалось бы место и время на все, в том числе и на любовь.

Юрий Александрович Розум
Дата рождения 22 февраля1954 ( 1954-02-22 ) (65 лет)
Место рождения Москва
Страна
  • Россия
Род деятельности пианист
Отец Александр Григорьевич Розум
Мать Галина Дмитриевна Рождественская
Дети дочь — Александра Розум
Награды и премии
Ссылка на основную публикацию
Adblock detector